DSC04265
Команда редакторов
Команда редакторов

Дмитрий Барышников: 99% практики и 1% шутки

О том, как пришел в йогу

«Когда я учился на первом курсе института, моя знакомая в Ульяновске занялась йогой и позвала меня с собой на занятие, тогда у меня как раз были каникулы. Там же мне потом дали адрес «Аштанга Йога Центра» в Москве, где я впоследствии учился. По сути, тогда это было единственное йога-место в столице. И, кстати, в «Аштанга Йога Центре»  было все, кроме аштанги. Она там была 1-2 раза в неделю, я туда сходил пару раз, мне не понравилось: бесконечные виньясы, наклоны… скучно. Поэтому я стал заниматься хатха-йогой. Года через три-четыре меня попросили где-то заменить преподавателя, а потом и вовсе дали вести классы.

А в 2006 году мой ученик после пары лет занятий хатха-йогой  сказал, что ему хочется попробовать заниматься классической йогой. Мне посоветовали дать ему аштангу. Я посмотрел какое-то видео, попробовал сам и стал его учить первой серии. И вроде неплохо, мне понравилось. Те проблемы, которые у меня появились от хатха-йоги – боли в коленях, спине –  стали быстро и заметно исчезать, хотя я думал, что эти бесконечные виньясы меня добьют. Тогда я пришел к тому, что надо ехать в Майсор, к Гуру этой традиции, и мы поехали».

 

О своих учителях

«В первый раз мы поехали в Майсор вчетвером: Олег Володин, я, Леонид Ланин и Михаил Константинов. Леонид и Михаил получили в тот год авторизацию – право на преподавание аштанга йоги. У нас даже осталось общее фото с Гуруджи Паттабхи Джойсом. Единственное фото, которое у меня с ним есть.

В следующую поездку, через год, Гуруджи уже был сильно ослаблен болезнью, да и в целом сказывался возраст – 93 года, а еще через год я его уже не видел – он на тот момент серьезно болел и занятия не вел. Поэтому я считаю себя учеником Шарата, внука Гурунджи, так как с Паттабхи Джойсом мы лишь успели познакомиться.

Ричарда Фримана и Эдди Штерна я также называю своими учителями, но вот Шарат  – это Гуру. У него ты учишься Йоге, а не как асаны править. А конкретную техническую приземленную информацию я получаю от Штерна и Фримана.

 

О регулярной практике

«Ведение Майсоров (групповых занятий в традиции аштанги) – это только опыт в собственной практике учителя, его преподавательский опыт и личное восприятие ученика – нравится, не нравится. Если по энергетике учитель и ученик не сошлись, то и не надо значит друг друга мучить».

 

Про лень

«Самому дома расстелить коврик и начать заниматься – это тяжело. Для этого, собственно, и существуют групповые классы, где если ты окажешься, то что-нибудь да сделаешь – групповая энергетика тебя поддержит. То есть если тебе лень – это нормально, и нужно просто ехать на занятие».

 

Про домашнюю практику

Домашняя практика не должна вводиться искусственно. Если есть возможность ездить на групповые занятия, то зачем усложнять себя жизнь? Кому нужна эта самостоятельность? Если бы было к кому ходить мне в Москве, я бы сам с удовольствием ходил и занимался.

Конечно, с точки зрения осознанности и погруженности, возможно, домашняя практика и лучше. Но если она становится в тягость, потому что решил ты послушаться, например, Фримана, и стал развивать осознанность, тогда нужно сместить акцент на дисциплину – и снова начать ходить на Майсоры. Только когда практика становится твоей второй натурой, и ты знаешь, что вот сейчас начнешь делать Сурья Намаскар, и все будет хорошо, только тогда можно исследовать практику «соло».

 

О чувстве юмора на коврике

«Относиться к практике серьезно – плохая идея, нужно развивать самоиронию. Чем подход Фримана мне и близок – это его чувством юмора, как самым простым способом заставить человека расслабиться. Я использую его канву, в какую сторону он шутит и для чего. Каждая шутка, каждая метафора, она для чего-то.

На своих занятиях я стараюсь передать правильные ощущение и подход к практике, а не как руку правильно сложить. Конечно, я и технику даю, но с юмором ее запомнить проще, потому что все посмеялись и запомнили ассоциации. А если относиться к практике серьезно, то люди ломаются, и тогда юмор появляется в любом случае».

 

О вегетарианстве и йоге

«Я преподаватель йоги в узком смысле – я не учу жизни, если меня не спросят. Я учу только асанам. А вопрос употребления мяса относится скорее к Аюрведе, я в ней разбираюсь несильно, скорее не знаю, чем знаю. Поэтому по питанию я советы стараюсь не давать, кроме самых простых – вроде не есть часа за два перед практикой.

Я верю, что студенты не глупее тебя, и могут сами разобраться со своей едой. Йога не заставляет тебя от чего-то отказаться, она трансформирует, и потом мяса просто не хочется. Или же это происходит под влиянием сообщества.

Но, пожалуй, если ты преподаватель – это уже другая планка. Если ты обычный человек, работаешь и немножко занимаешься йогой – с тебя один спрос, а если ты преподаешь йогу и несешь посыл в мир и, как ни крути, являешься образцом – уже другой.

Лучше заниматься йогой и есть что угодно, чем не заниматься йогой вообще и не есть. А потом йога меняет потихоньку, и ты начинаешь ощущать вибрации, которые от еды приходят. Поэтому можно  сказать, как говорил Паттабхи Джойс: «Занимайся, и все придет».

 

Почему аштанга

«Аштанга – эта самая простая форма пути к духовности для жителей мегаполисов. За полтора часа ты получаешь ощущение осмысленности. Не все живые существа готовы к йоге в этой жизни – то тело неподходящее – например, собаки или коровы – то обстоятельства и прочее – но в итоге когда-нибудь они все наиграются и направят больше усилий на духовное просветление».

 

Познакомьтесь с преподавателем поближе https://dayoga.ru/teachers/dmitry_baryshnikov

 

По материалам сайта https://vegetarian.ru

Начните прямо сейчас!

Если вы хотите заняться йогой - вы попали по адресу :)

Начать Занятия